Раздел сайта









Яндекс.Метрика














Главная / Договорное право / Договор цессии: уступка права требования

Договор цессии: уступка права требования

Договор цессии - уступки права требования регулируется главой 24 ГК РФ (статьи 382 — 390).

Право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона (ст. 382).

Напомним, что обязательство — это правоотношение, в силу которого одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие (передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и пр.), а кредитор вправе требовать от должника исполнения этого действия (обязанности).

Из приведенного определения следует, что предметом уступки по договору цессии является требование, которое на основании обязательства кредитор, как лицо управомоченное, имеет к лицу обязанному - должнику.

Например, по договору купли - продажи продавец (кредитор), передавший вещь покупателю, имеет право требовать от него уплаты стоимости вещи, а покупатель (должник) - обязанность уплатить эту стоимость продавцу (ст.453 ГК).

В то же время право требования к покупателю продавец может уступить (продать) третьему лицу, заключив с ним договор цессии (ст.382 ГК) .

В договоре цессии продавец именуется цедентом, а лицо, приобретающее от продавца право требования — цессионарием.

После вступления договора цессии в силу договор купли — продажи не прекращает своего действия, но кредитором (продавцом) в нем становится другое лицо — цессионарий, которое будет иметь к покупателю те же требования по оплате вещи, что и первоначальный продавец, который из обязательства купли — продажи выбывает.

Таким образом, в результате заключения договора цессии в обязательстве купли — продажи поменяется одно из его лиц — кредитор.

Всякое обязательственное правоотношение возникает из оснований, предусмотренных законом, к которым относятся договоры (договорные обязательства), другие сделки, причинение вреда, неосновательное обогащение, иные предусмотренные законом основания (ст. 307 ГК).

При отсутствии оснований возникновения или их порочности обязательство не может возникнуть, что означает невозможность правомерно уступить составляющее всякое обязательство право требования другому лицу.

Так, недействительный договор никаких правовых последствий, включая возникновение из него обязательства, не влечет (ст. 167, п.1 ГК).

Договор, в котором отсутствуют его существенные условия, признается незаключенным (ст. 432, п.1), что фактически означает отсутствие договора как основания возникновения обязательства.

Поэтому и договор цессии, по которому осуществлена передача требования по недействительному или юридически незаключенному договору, является недействительной сделкой, не влекущей возникновнения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей.

По названным причинам договор, по которому уступается право требования (далее — основной договор), должен быть подтвергнут тщательному анализу на предмет его действительности и заключенности.

У читателя, вероятно, уже возникли вопросы. А зачем, собственно, нужно заключать договор цессии? Не проще ли кредитору получить деньги от должника на основании договора купли - продажи, не осложняя свое положение цессией?

Ситуаций, требующих заключения договора цессии, множество.

Например, банки охотно уступают (продают) свои требования по кредитным договорам к предприятиям — банкротам третьим лицам. Выгода от подобных договоров цессии может быть для обеих сторон обоюдной. Банк получит «живые деньги» от третьего лица (цессионария) и отправит их в оборот, освободив себя от участия в длительной процедуре банкротства. А выгода цессионария может заключаться, например, в возможности приобретения у банка права на имущество банкрота по цене существенно ниже его реальной стоимости.

Как здесь не вспомнить «лихие 90 — е» - период всеобщего денежного дефицита, когда договоры цессии носили массовый характер?

Многие должники в те времена старались произвести расчеты со своими кредиторами не путем уплаты денег, а путем приобретения требований к ним у третьих лиц, и предъявления этих требований кредиторам к зачету.

Например, предприятие А, задолжавшее предприятию Б за поставленный хлеб, узнало, что предприятие Б — должник предприятия С за поставленный металл.

Предприятию С требовалась выпускаемая предприятием А молочная продукция. Поставив предприятию С эту продукцию, предприятие А становилось его кредитором.

Вместо предъявления требования об оплате молочной продукции предприятию С, предприятие А возмездно уступало это требование предприятию Б по договору цессии и становилось по этому договору его кредитором.

В свою очередь на основании договора цессии, заключенному с предприятием А, предприятие Б получало права кредитора предприятия С в договоре поставки молочной продукции.

В результае перемены лиц в обязательстве все три предприятия получали друг к другу взаимные требования, их правое положение как субъектов обязательств теперь выглядело так: предприятие А — должник предприятия Б за поставку хлеба и одновременно его кредитор по договору цессии; предприятие Б — кредитор предприятия А за поставленный хлеб и одновременно его должник по договору цессии; предприятие С - кредитор предприятия Б за поставленный ему металл и одновременно его должник по договору поставки молочной продукции.

Затем взаимные обязательства между названными предприятиями прекращались полностью или в части без расчетов деньгами путем направления друг другу заявлений о зачете встречных требований в соответствии со статьями 410 — 412 ГК РФ.

Цессия как двусторонняя сделка является договором. Следовательно, при заключении договора цессии нужно соблюсти общие требования, которые закон устанавливает для сделок (глава 9 ГК) и договоров (главы 27, 28 ГК), а также специальные правовые нормы кодекса о цессии (глава 24 ГК).

Как мы уже упомянули, договор цессии заключается между кредитором по основному договору и третьим лицом. По общему правилу согласие должника на заключение договора цессии не требуется.

Исключение из этого правила установлено пунктом 2 статьи 388 ГК, в силу которого уступка права совершается с согласия должника, если личность первоначального кредитора имеет для него существенное значение.

Закон не раскрывает, что следует понимать под существенным значением. Представляется, речь может идти о длительности отношений должника и кредитора, их особом характере, включающим возможность должника производить кредитору взаимные поставки товара, проведение взаимозачетов и пр.

В договорах поручения и совместной деятельности отношения сторон построены исключительно на личном доверии друг  к другу. То есть личность кредитора в этих обязательствах имеет существенное значение для должника, поэтому уступка права кредитором в таких договорах без согласия должника не допускается.

Переход некоторых прав (требований) в порядке цессии к другому лицу запрещен законом. В соответствии со статьей 383 ГК к ним относятся права, которые неразрывно связаны с личностью кредитора ( требования об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью). В силу прямого указания закона такими требованиями может обладать только конкретная личность.

Должник и кредитор своим соглашением могут установить в основном договоре запрет на уступку права требования.

Если вопреки запрету договор цессии будет заключен, должник вправе обратиться в суд с иском о признании его недействительным.

Суд удовлетворяет иск, если должник докажет, что цессионарий знал или должен был знать о запрете на уступку права (п.2 ст.382 ГК).

Формулировка «знал или должен был знать» означает, что законодатель исходит из того, что цессионарий не знает и не должен знать о запрете на уступку права. Поэтому бремя доказывания обратного возложено законом на должника.

Как же должнику доказывать, что цессионарий знал или должен был знать о запрете уступки права?

В таких случаях нужно анализировать обстоятельства каждого конкретного дела и в первую очередь сам договор цессии.

Попробуем составить примерный текст предмета договора цесии:«Цедент обязуется уступить (передать), а цессионарий - принять от цедента право требования к должнику на сумму 10000 рублей, возникшее из договора поставки товара № 5 от 31 октября 2017., и уплатить за уступленное право цеденту 10000 руб.»

В приведенном примере в предмете договора цессии указано основание, из которого возникло уступаемое право требования — конкретный договор поставки товара. Удостоверяя договор цессии своей подписью, цессионарий удостоверяет и факт ознакомления с его содержанием, включая и ссылку на основание возникновения обязательства — договор поставки, в котором содержится запрет на уступку права.

Возражение цессионария о том, что цедент договор поставки ему не представил, вряд ли будет принято судом, поскольку в силу п.3 ст.385 ГК цедент обязан передать цессионарию документы, удостоверяющие право требования, а цессионарий вправе требовать от него их предоставления. Основным документом, удостоверяющим право требования, является, конечно же, договор, из которого оно возникло.

Поэтому к данной ситуации формулировка «должен был знать» , на наш взгляд, применима и иск должника может быть судом удовлетворен.

О состоявшейся уступке права требования стороны договора цессии обязаны письменно уведомить должника по основному договору.

При остуствии уведомления должник вправе исполнить обязательство первоначальному кредитору. При этом все неблагоприятные последствия такого исполнения несет новый кредитор.

Это правило, может, например, означать, что если цессионарий уплатил кредитору деньги за уступленное право, он не вправе требовать их от должника. Его претензия по возврату денег должна быть адресована цеденту.

Уведомление об уступке права имеет для должника силу, независимо от того, кем из сторон договора цессии оно направлено — цедентом или цессионарием, но с некоторыми условиями.

Если уведомление получено должником от цедента, должник обязан его исполнить.

Цессионарий для исполнения обязательства должником должен не только уведомить должника об уступке, но и предоставить ему доказательства о переходе права. Очевидно,что основным доказательством уступки права является договор цессии.

До предоставления доказательств должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору, что представляется вполне справедливым, поскольку передавать материальные ценности лицу, с которым нет договорных отношений, неразумно.

К новому кредитору по договору цессии переходит тот объем прав и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, в том числе права по обеспечению обязательства, включая проценты.

По денежному обязательству допускается частичая уступка права, если иное не предусмотрено законом.

Должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора, если основания для таких возражений возникли к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору (ст.386).

Соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения. (п.3 ст.388). Ответственность за нарушение соглашения об ограничении или запрете уступки устанавливается в основном договоре.

Право на получение неденежного исполнения может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение обязательства для должника значительно более обременительным. Например, должнику по условиям договора поставки придется поставлять новому покупателю товар по месту его нахождения, которое находится значительно дальше, чем место старого покупателя, и поэтому повлечет для должника значительное увеличение транспортных расходов. В подобных случаях согласие должника на уступку права должно быть получено.

В солидарном обязательстве кредитор вправе уступить требование третьему лицу с согласия других кредиторов, если иное не предусмотрено соглашением между ними.

Цедент и цессионарий могут заключить между собой соглашение об уступке права, которое возникнет в будущем. Это требование должно быть определено в договоре цессии способом, позволяющим идентифицировать его на момент возникновения или перехода к цессионарию (ст.388.1 ГК).

Законом предусмотрены случаи, когда перемена лиц в обязательстве происходит не путем замены кредитора, а путем замены должника посредством перевода им своего долга кредитору на другое лицо. Такие договоры именуются договорами о переводе долга, о которых пойдет речь на следующих страницах.