Раздел сайта




Яндекс.Метрика
















Главная / формы документов / образец иска о признании договора недействительным

образец иска о признании договора недействительным

В Нагатинский районный суд

г. Москвы

Истец: Ушакова Анна Николаевна

место жительства: г. Москва,

ул. Свободы, д.1, кв.1

Ответчик: Кочуров Николай Леонидович,

место жительства:г. Москва,

ул. Зеленая, дом 2, кв.5

Третье лицо: Ушаков Владимир Васильевич

место жительства: г. Москва, ул. Свободы, д.1, кв.1.



Исковое заявление

о признании недействительными договоров

и применении последствий их недействительности



Госпошлина: 8200 рублей.

Третье лицо Ушаков Владимир Васильевич является моим мужем, с которым я состою в браке с 1977 г., что подтверждается свидетельством о заключении брака, выданным Бюро ЗАГС г. Москвы от 28 ноября 1988 г. (приложение №1).

В период брака мной с Ушаковым В.В. было нажито имущество, которое в силу статьи 34 Семейного кодекса РФ является нашей совместной собственностью, в том числе следующее недвижимое имущество.

  1. Земельный участок, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: для производственной деятельности, общей площадью 4107 (четыре тысячи сто семь) квадратных метров, находящийся по адресу: г. Москва, ул. Железнодорожная, кадастровый номер 49:49:000040:149 (далееобъект №1, земельный участок №1).

  2. Здание склада ГСМ, назначение: складское, 1-этажное, площадью 46,6 (сорок шесть целых и четыре десятых) квадратных метров, находящееся по адресу: г. Москва, ул. Железнодорожная, дом 10, кадастровый номер: 49:49:000040:149:49:497:091:00483940:5600 (далее – объект №2, здание склада ГСМ).

  3. Здание хранилища изотопов, назначение: нежилое, 1-этажное, площадь 10,1 (десять целых и одна десятая) квадратных метров, находящееся по адресу: г. Москва, улица Железнодорожная, дом 9, кадастровый номер: 49:49: 000049:167:37:499:001789210:1800 (далее – объект №3, здание хранилища изотопов).

  4. Земельный участок, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: для производственной деятельности, общей площадью 3616+/-21 (три тысячи шестьсот шестнадцать +/- двадцать один) квадратный метр, находящийся по адресу: г. Москва, южная часть кадастрового квартала, граница которого проходит по железной дороге, далее по ул. Железнодорожная, кадастровый номер 49:49:000049:167 (далее – объект № 4, земельный участок №2).

  5. Здание склада металла, назначение: складское, 1-этажное, площадью 218,9 (двести восемнадцать целых и девять десятых) квадратных метров, инвентарный № 5987, лит. В, находящееся по адресу: г. Москва, ул. Железнодорожная, дом 6, кадастровый номер: 49:49:000049:167:67:409:078:006739210:0490 (далее – объект №5, здание склада металла).

  6. Здание управления, назначение: административное, 2- этажное, площадью 425,5 (четыреста двадцать пять целых и пять десятых) квадратных метров, инвентарный номер 5658, лит.3, находящееся по адресу: г. Москва, улица Железнодорожная, дом 6, кадастровый номер: 49:49:000049:189:39:489:008:0078392267: 4900 (далее – объект №6, здание управления).

  7. Здание проходной, назначение: нежилое, 1-этажное, площадью 23,4 (двадцать три целых и четыре десятых) квадратных метра, инвентарный № 49 449 491 401 499210, лит. 4900, находящееся по адресу: город Москва, улица Железнодорожная, дом 6, кадастровый номер: 49: 49: 000049: 149:33:445:001:007839210:1900 (далееобъект №7, здание проходной).

Перечисленные объекты недвижимости (далее – имущество) приобретены Ушаковым В.В. несколько лет назад в собственность по возмездным договорам и представляли собой имущественный комплекс для деревообрабатывающего производства.

Законных и договорных оснований отнесения этих объектов к личной собственности Ушакова В.В. не имеется, на указанные объекты распространялся режим совместной собственности супругов.

В 2011 г. мы с мужем решили продать имущество в связи с переездом на новое место жительства в другой город. Согласовали цену продажи – 13-14 млн. рублей. С этого момента Ушаков В.В. занялся поиском покупателей.

В конце сентября 2012 г. муж мне сообщил, что нашел покупателя, и мне, как одному из собственников общего имущества, необходимо дать нотариально удостоверенное согласие на его продажу. Такое согласие я дала 20 сентября 2012 г., в котором указала, что соглашаюсь продать объекты №№ 1-7 по цене мне известной (приложение 9).

Муж также сообщил мне, что покупатель согласен приобрести имущество за 13,5 млн. рублей. С ценой продажи имущества я согласилась. Согласилась я и с тем условием покупателя, что имущество будет продаваться с рассрочкой оплаты от 3 до 6 месяцев – время, в течение которого покупатель сможет уплатить оговоренную сумму. Между тем, по нашим условиям, покупатель до подписания договора должен внести аванс в размере не менее 500 000 рублей. Покупатель это условие принял.

Давая согласие на продажу имущества, я написала, что доверяю мужу продать имущество по цене мне известной, имея в виду цену 13,5 млн. рублей.

Конкретную цену продажи имущества я по договоренности с мужем в согласии указывать не стала, т.к. мы не хотели огласки получения крупной денежной суммы.

Через несколько дней муж сообщил мне, что заключил с покупателем договор на известных мне условиях, включая условие о цене (13,5 млн. руб.), и покупатель в качестве аванса отдал ему за проданное имущество 500 тыс. рублей. Эти деньги муж передал мне, и я хранила их дома.

Уплаченный аванс в 500 тысяч рублей я расценила как серьезность намерений покупателя в приобретении имущества.

В период переговоров с покупателем и во время заключения договора муж неоднократно жаловался мне на сильные головные боли, которые, как я считала, возникли у него на фоне гипертонической болезни, и приступы бронхиальной астмы, в связи с чем в начале октября 2012 г. был помещен в дневной стационар на период с 8 октября по 23 октября 2012 г. (приложение №10).

До начала 2013 г. оставшаяся часть денег за имущество покупателем отдана не была, но мы на этом и не настаивали, поскольку договоренность об оплате, со слов мужа, была до 6 месяцев.

После новогодних праздников у мужа, который является инвалидом 3 группы, снова ухудшилось состояние здоровья с теми же симптомами. В этой связи для обследования он опять был помещен в медицинский стационар (приложение №11).

Муж постоянно вел переговоры с покупателем имущества, однако деньги покупатель не отдавал, просил подождать еще некоторое время. В начале апреля, когда истек конечный, шестимесячный срок возврата денег, муж сказал, что будет обращаться в суд, чтобы взыскать с покупателя имущества деньги.

С этой целью летом 2013 г. мы поехали к адвокату, который начал заниматься нашим делом.

Осенью 2013 г. муж несколько раз ходил в суды по нашему вопросу вместе с адвокатом. Я на судах не была.

Позднее от мужа я узнала, что суд принял решение не в нашу пользу. Муж обжаловал это решение в вышестоящий суд, но вышестоящим судом решение было оставлено без изменения.

Получив решение вышестоящего суда в декабре 2013 г., муж заявил мне, что покупатель его обманул при заключении договоров по продаже имущества. Но в чем заключается обман, я так и не поняла.

Муж сказал, что будет обжаловать решение и вышестоящего суда, но вскоре впал в депрессию и ничего не делал, чтобы вернуть деньги.

Поэтому в декабре 2013 г. я затребовала у него все документы, касающиеся судов, и документы по продаже имущества. Из них я узнала, что муж судился не по договорам купли – продажи имущества, а по каким-то договорам займа, заключенным им с гражданами Сидоровым и Кочуровым (приложения №№ 12,13). Из договоров следовало, что муж дал Сидорову и Кочурову в долг 13 млн. рублей, по 6,5 млн. рублей каждому. Из судебных решений следовало, что эти договоры являются недействительными (незаключенными) (приложения №№ 14,15).

На мой вопрос, что это за договоры, и где он взял такую крупную денежную сумму для дачи в долг, с какой целью давал в долг, муж мне внятно ничего не ответил.

Изучив переданные мне мужем документы, я выяснила следующее.

24 сентября 2012 г. муж заключил два договора по продаже упомянутого имущества. Покупателем имущества являлся ответчик Кочуров (он же - один из заемщиков по договорам займа). По одному договору было продано: земельный участок №1, здание склада ГСМ и здание хранилища изотопов (приложение №18). По другому договору – земельный участок №2, здание склада металла, здание управления и здание проходной (приложение №19).

На договорах стояли отметки регистрирующего органа о том, что право собственности на объекты №№1-7 перешло к ответчику Кочурову (покупателю) 28 сентября 2012 г.

Ответчик Кочуров уплатил Ушакову за все проданное по двум договорам имущество – 500 (пятьсот) тысяч рублей, в том числе: за земельные участки №№ 1 и 2 по 10 (десять) тысяч рублей, за здание склада ГСМ – 95 (девяносто пять) тысяч рублей, за здание хранилища изотопов – 95 (девяносто пять) тысяч рублей, за здание склада металла – 50 (пятьдесят) тысяч рублей, за здание управления – 190 (сто девяносто) тысяч рублей, за здание проходной – 50 (пятьдесят) тысяч рублей.

Из договоров не следовало, что покупатель обязан впоследствии отдать Ушакову В.В. еще 13млн. рублей. Мои вопросы о том, почему он продал имущество по такой низкой цене – 500 тысяч рублей мужа раздражали, и он отказывался на них отвечать. В этот момент я поняла, что муж без моего согласия распорядился причитающейся мне долей имущества, т.е. нарушил мое право на причитающуюся мне от его продажи денежную сумму, которая, в случае раздела имущества, составила бы 6,5 млн. рублей.

Таким образом, имущество продано мужем по существенно заниженной цене, будет точнее сказать – за бесценок.

Так, как я уже указала, участки №1 и №2 площадью 4107 кв.м. и 3616 кв. м. проданы по 10 (десять) тысяч рублей каждый. Между тем, даже исходя из кадастровой стоимости этих земельных участков, их стоимость составляет 1675809,77 (один миллион шестьсот семьдесят пять тысяч восемьсот девять) рублей 77 коп. (784635,84+891173,93), что подтверждается кадастровыми паспортами на земельные участки (приложения № №,20,21).

Кадастровая стоимость земельных участков в договорах занижена по меньшей мере в 83 раза (1675809,77:20 000). Занижение рыночной цены объектов недвижимости является еще большим.

Существенно занижена рыночная цена и других объектов недвижимости, которые муж продал ответчику Ермолаеву.

Так, согласно Акта о наложении ареста (описи имущества) от 26 июля 2013 г., составленного судебным приставом – исполнителем в рамках дела по взысканию Ушаковым с Кочурова денег по договору займа, стоимость здания склада ГСМ составляет 700 000 рублей, стоимость здания хранилища изотопов – 200 000 рублей, стоимость здания склада металла – 1000 000 рублей, стоимостью здания управления – 2 000 000 рублей, стоимость здания проходной – 500 000 рублей. Земельные участки оценены соответственно – в 1000 000 рублей и 1500 000 рублей (приложение №22).

Среди переданных мне мужем документов я обратила внимание на договор купли – продажи от 1 октября 2012 г., по которому муж приобрел на собственные средства земельный участок, принадлежащий гр-ну Иванову И.И., уплатив за него 600 (шестьсот) тысяч рублей, что подтверждается договором и распиской Иванова И.И. (приложения №№ 23,24).

При этом названный земельный участок имеет меньшую площадь (не более 2600 кв.м.) чем участки проданные Ермолаеву моим мужем Ушаковым В.В. (см. приложения №25).

Этот участок ничем не отличается от участков, проданных Кочурову, находится в том же месте и является смежным по отношению к нашим бывшим участкам. Нам этот участок нужен не был. Более того, юристы мне сказали, что муж подошел к заключению этого договора купли – продажи земельного участка с Ивановым И.И. настолько безответственно, что договор заранее был обречен на признание его незаключенным. Хотя бы потому, что юридически этого земельного участка не существовало. Прежде чем его покупать, муж должен был потребовать, чтобы продавец выделил его из состава другого земельного участка, произвел межевание, присвоил кадастровый номер. Ничего этого сделано не было, между тем муж уплатил продавцу за участок 600 тыс. рублей. Ранее я за мужем такой безответственности не наблюдала. Суд признал данный договор незаключенным (приложение №26).

По названным обстоятельствам я пришла к выводу, что любой человек в здравом уме не может совершать такие действия: продавать за бесценок свою землю и тут же, через четыре дня, покупать в этом же месте по реальной (рыночной) цене такую же землю меньшей площади. В этих действиях мужа не было ни логики, ни здравого смысла.

Муж с 2002 г. после авто-аварии, в которой он получил черепно-мозговую травму, алкоголь не употребляет вообще. Какие-либо наркотические и медицинские сильно - действующие препараты он также не принимает.

Поэтому единственным для меня объяснением его неадекватного поведения при заключении договоров было то, что в результате черепно – мозговой травмы, а также ликвидации последствий на Чернобыльской АЭС, участником которой он был, у него развилось какое-то психическое заболевание.

В этой связи в декабре 2013 г. я потребовала у мужа все медицинские документы о состоянии его здоровья и подробно их изучила. Делала упор на изучение его психического состояния. Ранее муж не разрешал мне просматривать документы о его здоровье, говорил, что это касается только его лично.

Из медицинских документов, в частности из Выписки из медицинской карты № 20325, следовало, что у мужа с 2010 г. имеется заболевание: дисциркуляторная энцефалопатия второй степени с рассеянной органической симптоматикой, ликвородинамическими нарушениями, психоорганический синдром (приложение №27).

Через «Интернет» (материал из Википедии) я выяснила, что для людей, страдающих таким заболеванием, характерны нарушения памяти, интеллекта, эмоционально – волевой сферы, значительно снижен объем внимания, повышена отвлекаемость, проявляется снижение уровня мышления (приложение №28). Аналогичную характеристику человека, страдающего психоорганическим синдромом и энцефалопатией, я получила и от психиатра.

По названным основаниям я считаю, что муж при заключении договоров с ответчиком Кочуровым не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

Состояние здоровья Ушакова В.В., которое не позволяло ему отдавать отчет своим действиям или руководить ими при заключении договоров купли - продажи имущества, подтверждается и другими медицинскими документами (приложения №№ 29 - 44).

К настоящему исковому заявлению прилагаются также ходатайство о назначении психолого – психиатрической экспертизы третьему лицу Ушакову В.В. (приложение № 45) и ходатайство о наложении ареста на имущество, полученного Кочуровым от Ушакова - объектов №№1-7 (приложение № 46)

В соответствии с пунктом 1 статьи 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина или иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

В силу пункта 3 статьи 177 ГК, если сделка признана недействительной на основании настоящей статьи, соответственно применяются правила, предусмотренные абзацем вторым и третьим пункта 1 статьи 171 ГК, т.е. каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре – возместить его стоимость в деньгах.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 131,132 ГПК РФ, 167, 171,177, п.п.1,3, ГК РФ,

прошу суд:

  1. Признать недействительным договор купли – продажи недвижимого имущества, заключенный между третьим лицом Ушаковым В.В. и ответчиком Кочуровым Н.Л. 24 сентября 2012 г., предметом которого являются вышеназванные: земельный участок площадью 4107 кв.м., здание склада ГСМ, здание хранилища изотопов.

  2. Признать недействительным договор купли – продажи недвижимого имущества, заключенный между третьим лицом Ушаковым В.В. и ответчиком Кочуровым Н.Л. 24 сентября 2012 г., предметом которого являются вышеназванные: земельный участок общей площадью 3616+-21 кв.м., здание склада металла, здание управления, здание проходной.

  3. Обязать ответчика Кочурова Н.Л. и третье лицо Ушакова В.В. возвратить друг другу все полученное по договорам в натуре.

  4. Взыскать с ответчика Кочурова Н.Л. мои расходы по уплате госпошлины в размере 8200 рублей.

    Приложения (№№):

    1. Исковое заявление для ответчика.

20 января 2014 г.

Истец: А.Н. Ушакова