Раздел сайта




Яндекс.Метрика



















Главная / формы документов / Образец заявления о злоупотреблении правом

Образец заявления о злоупотреблении правом

 

В Люберецкий городской суд

Московской области

 

Истец: Иванов Иван Иванович;

место жительства:

Московская область, г. Котельники

 

Ответчик: Общество с ограниченной ответственностью

«Строитель»;

место нахождения: Московская обл.,

г. Котельники

 

 

 З А Я В Л Е Н И Е

о злоупотреблении правом

обществом с ограниченной ответственностью «Строитель»

при установлении, осуществлении и защите гражданских прав по договору

уступки прав и перевода долга

 

В соотвествии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" прошу суд признать злоупотреблением правом и недобросовестным поведение ООО «Строитель» (далее - ответчик) при установлении, осуществлении и защите им гражданских прав по договору уступки прав и перевода долга (далее - договор), а именно при обстоятельствах:

а) установления договорной ответственности;

б) осуществления прав по договорной ответственности;

в) защиты гражданских прав по договору.

Обстоятельства установления договорной ответственности.

Все договорные условия, включая условия об ответственности по договору, разрабатывались ответчиком. Я был лишен возможности обсуждать эти условия, изменять или дополнять их, возражать против включения этих условий в договор. При определении договорных условий об ответственности ответчик действовал в отношении меня по принципу: «заключаем договор на моих условиях либо не заключаем вовсе».

Пользуясь положением экономически сильной стороны, ответчик полностью исключил свою ответственность по договору и установил в договоре в свою пользу несправедливые льготы и преимущества.

Так, за просрочку оплаты цены договора я обязан уплатить ответчику несоразмерно высокую пеню в размере 0,5% в день, что составляет 180 процентов годовых (пункт 4.3. договора).

Правом на одностороннее расторжение договора ответчик наделил только себя (пункт 8.3 договора).

При расторжения договора по любым основаниям, включая расторжение по соглашению сторон, только ответчик получал право удержания с другой стороны штрафа в размере 10 процентов от цены договора, что составляет 691 340,00 руб. (пункт 8.4 договора).

В случае, если площадь квартиры после сдачи дома в эксплуатацию будет больше установленной в договоре, на меня возложена обязанность уплатить ответчику положительную разницу. Между тем предоставление мне квартиры меньшей площади каких-либо обязательств на ответчика не возлагает (пункты 3.1.1., 3.1.2. договора).

Я был вынужден заключить договор на условиях ответчика, поскольку нуждаюсь в улучшении жилищных условий, а других организаций, у которых я мог приобрести жилье, на момент заключения договора не было.

Считаю, что установление в договоре повышенной, несоразмерно высокой ответственности в отношении меня при полном отсутствии ответственности ответчика за нарушение обязательства является ни чем иным как злоупотребление правом с намерением ответчика причинить мне вред (п.1 ст.10 ГК РФ).

Обстоятельства осуществления прав по договорной ответственности.

На протяжении всего срока оплаты мной цены договора работники ответчика уверяли меня, что пеня за просрочку мне начисляться не будет, чем, на мой взгляд, сознательно ввели меня в заблуждение. При отсутствии заблуждения я бы взял в банке кредит, проценты за который не привысили бы 15% процентов годовых (вместо 180 процентов годовых по договору), и долг по договору погасил бы вовремя.

Вышеназванный довод подтверждается тем фактом, что установив в договоре мою ответственность за просрочку оплаты в виде несоразмерно высокой пени, ответчик в период просрочки платежей (более 500 дней!) не предъявил мне ни одной претензии о необходимости погашения долга, т. е. действовал по принципу «чем длительнее просрочка должника, тем выгоднее для кредитора».

Обладая правом на одностороннее расторжение договора в случае просрочки мной исполнения обязательства на срок более 10 дней (п.8.3 договора), ответчик в течение более чем 500 дней (срок просрочки платежей) этим правом не воспользовался. Между тем судьба обязательства (досрочное расторжение договора) могла быть решена ответчиком уже в период просрочки мной второго платежа.В этом случае вопрос о взыскании с меня несоразмерно выской пени в настоящее время бы не стоял.

Требование об уплате пени заявлено ответчиком только после уплаты мной цены договора в полном объеме, т. е. после того, как он лишился права начислять мне неустойку.

После полного погашения мной долга по договору ответчик в нарушение ст. 310 ГК РФ сообщил мне о расторжении договора в одностороннем порядке, получив не только право на взыскание с меня штрафа в размере 691 340,00 руб. на основании пункта 8.4 договора, но и имущественную выгоду в виде разницы в стоимости квартиры на момент заключения и на момент расторжения договора. По моим подсчетам эта разница составляет не менее одного миллиона рублей.

В силу пункта 3 статьи 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

Вышеназванные действия ответчика добросовестными назвать нельзя, поскольку они противоречат закону, компенсационному характеру неустойки и направлены на обогащение и получение необоснованной прибыли за счет меня, т. е. трактуются законом как злоупотребление правом.

Обстоятельства защиты гражданских прав.

В ответ на мое исковое заявление о признании односторонней сделки по расторжению договора недействительной ответчик предъявил в суд встречный иск о взыскании с меня пени в размере 1 170 249,59 руб. и штрафа в размере 691 340,00 руб.

Согласно пункту 8.4. договора право ответчика на взыскание штрафа возникает у него при условии расторжения договора — обстоятельства, в отношении которого неизвестно, наступит оно или нет.

Законом (п. 3 ст. 157 ГК) условие признается ненаступившим, если его наступлению недобросовестно содействовала сторона, которой наступление условия выгодно.

Расторжение договора было выгодно только ответчику, поскольку он в этом случае получал право требовать с меня уплаты штрафа. Мне такое право в отношении ответчика договором не предоставлено. Наступлению условия ответчик незаконно и недобросовестно содействовал, т.к. произвел расторжение договора после принятия по нему от меня исполнения и в нарушение требований закона — статьи 310 ГК РФ, которая запрещает ответчику расторгать договор в одностороннем порядке как стороне договора, осуществляющей предпринимательскую деятельность.

Таким образом, в силу п. 3 ст. 157 ГК договорное условие для всыкания с меня штрафа является ненаступившим, а требование ответчика о взыскании с меня штрафа, заявленное в суд — недобросовестным и незаконным.

Считаю, что требование ответчика (истца по встречному иску) о взыскании с меня пени в размере 1 170 249,59 руб. также должно квалифицироваться как недобросовестное поведение, поскольку право на предъявление такого требования приобретено ответчиком с противоправной целью, в обход Федеральных законов «"Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации»» (далее — закон об участии в долевом строительстве), «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений" (далее — закон об инвестициях).

Из представленных нами в суд выписок из ЕГРЮЛ и письма о расторжении договора, подписанного Тайковым М.А., следует, что ООО «Строитель - 1» и ООО «Строитель» имеют единого учредителя и единое руководство, располагаются по одному адресу.

Так, в ООО «Строитель - 1» единственным учредителем (участником) является Обухов Г.А., генеральным директором — Тайков М.А. В ООО «Строитель» Тайков М.А. занимает должность заместителя генерального директора, Обухов Г.А. — должность генерального директора, он же и в этом обществе является единственным учредителем (участником).

Таким образом, названные юридические и физические лица образуют группу лиц, имеющих возможность совершать согласованные действия, результат которых соответствует интересу каждого из них. Антимонопольное законодательство предписывает относится к таким лицам как к единому хозяйствующему субъекту (см., нап-р, ст. 9 ФЗ «О защите конкуренции»).

Законом об участии в долевом строительстве ограничено право застройщика на свободное установление пени участнику долевого строительства. В силу п. 6 ст. 5 закона пеня не может превышать 1/300 ставки рефинансирования, или 0,03% в день (8,2% (ставка рефинансирования):300).

Таким образом, застройщик (ООО «Строитель - 1»), в случае заключения со мой договора долевого участия в строительстве, не имел бы возможности устанавливать мне, как участнику долевого строительства и потребителю, пеню в размере 0,5% в день в связи с явным противоречием такого договорного условия закону.

Между тем закон о долевом участии в строительстве в части установления неустойки не распространяется на правоотношения, возникающие между сторонами при заключении ими договора уступки прав по договору долевого строительства.

Считаю, что этим обстоятельством («лазейкой» в законодательстве) названная группа юридических и физических лиц недобросовестно воспользовалась.

В обход пункта 6 статьи 5 закона о долевом участии в строительстве без какой-либо правомерной экономической целесообразности, ООО «Строитель» (участник долевого строительства) и ООО «Строитель - 1» (застройщик), действуя в одной группе лиц, заключили между собой договор участия в строительстве, по которому ООО «Строитель» приобрело право требования от ООО «Строитель - 1» (а фактически - от себя самого) передачи ему в собственность 63 квартир, включая квартиру, которая является предметом договора уступки прав.

Через несколько месяцев ООО «Строитель» произвел отчуждение своего права на квартиру мне по договору уступки прав, установив в нем для меня пеню в 16,67! раза превышающую пеню, установленную законом о долевом участии в строительстве (0,5:0,03), десятипроцентный штраф за расторжение договора, возможность расторгать договор в одностороннем внесудебном порядке, производить взыскание из уплаченных мной денег пени и штрафа без моего согласия, иные не предусмотренные законом о долевом участии в строительстве льготы и преимущества.

Пунктом 3 статьи 1 закона об участии в долевом строительстве запрещается юридическим лицам, деятельность которых связана с инвестиционной деятельностью по строительству, передавать гражданам права на жилые помещения в строящихся многоквартирных домах путем заключения договоров уступки прав.

Действия юридических лиц, совершенные в нарушение названной правовой нормы признаются незаконными, а значит, исключащими право юридического лица требовать с другой стороны договора уступки прав - гражданина уплату пени.

За совершение таких действий юридические лица несут административную ответственность в виде штрафа в размере до 1 млн. рублей (п.2.2. ст.1 закона о долевом строительстве, п.1 ст. 14.28. КоАП РФ), а гражданин, являющийся строной договора уступки, напротив, получает право потребовать от юридического лица немедленного возврата денежных средств, уплаты процентов за пользование ими в двойном размере и возмещения убытков (п.3 ст. 3 закона о долевом строительстве).

Между тем и эти правовые запреты ответчик с «легкостью» обошел. Уступив мне имущественное право на квартиру по цене ниже ее покупки у застройщика, ответчик исключил применение к заключенному договору уступки прав пункта 3 статьи 1 закона о долевом строительстве и статьи 1 закона об инвестициях, которая в качестве необходимого элемента инвестиционной деятельности называет получение прибыли. Ответчик же по заключенному со мной договору уступки прав получил убыток в размере 868 712, 46 рублей, что подтверждается следующими документами и расчетами.

Так, из договора о долевом строительстве (приложение №1), заключенного между ООО «Строитель-1» (застройщик) и ООО «Строитель» (участник долевого строительства), следует, что участник долевого строительства принял на себя обязательство в течение 5 рабочих дней уплатить застройщику 359 783 900 рублей (п.2.1. договора), а застройщик - передать участнику долевого строительства в собственность 63 квартиры, в том числе и квартиру, которая является предметом моего договора с ответчиком, общей жилой площадью 4859 кв.м. (п.1.2 договора) Таким образом, средняя стоимость 1 кв. метра жилой площади при покупке составила для ответчика 74044,84 рублей (359783900:4859).

Согласно договору уступки права требования (приложение № 5 к исковому заявлению) приобретенное у застройщика имущественное право на квартиру площадью 105,1 кв. м. ответчик продал мне за 6 913 400 рублей (пункты 1.2. , 2.5 договора), или по цене 65779,26 руб. за 1 кв.м. (6913400,0 :105,1), что на 8265,58 руб. ниже цены покупки 1 кв.м жилой площади у застройщика.

Таким образом действия ответчика в обход закона, кроме правовых преимуществ, направленных на причиненение мне вреда, повлекли заведомое для него причиненение ему убытка в размере 868 712, 46 руб. (8265,58 Х105,1), о котором ему было известно уже при подписании договора со мной.

Поэтому на вопрос суда, адресованный представителю ответчика в прошлом судебном заседании, о причинах бездействия ответчика по взысканию пени и долга в течение более чем 500 дней я, в отличие от представителя ответчика, могу ответить более определенно: потому что пеня в повышенном размере нужна была ответчику прежде всего для погашения убытка в размере 868712,46 руб., который он сам себе и создал, а чем длительнее просрока, тем выше размер пени и тем выгоднее для ответчика. Только обстоятельством заинтересованности ответчика в просрочке исполнения мной обязательства я могу объяснить и доводы, приведенные выше: слишком высокий размер пени; введение меня в заблуждение относительно сроков уплаты цены договора; заявление требования об уплате пени только после утраты права на ее начисление; растожение договора после принятия по нему исполненения; возможность после расторжения договора перепродать квартиру по более высокой цене; внесудебное всыскание пени и штрафа по договору из уплаченных мной денег (что запрещается законом о долевом строительстве — п. 7, ст. 9).

На предполагаемый попрос представителя ответчика: «Каким образом мы компенсировали бы убыток, в случае надлежащего исполнения должником своего обязательства по оплате цены договора?» отвечу: с помощью введенного в договор ответчиком п.3.1.2., который освобождает ответчика от каких — либо материальных обязательств, если застройщик предоставит мне квартиру меньшей площади. Поскольку уменьшение площади договором не ограничено, а строительство квартиры производит юридическое лицо, подконтрольное ответчику, то и уменьшить площадь в стоимостном эквиваленте до размера созданного убытка и выше трудности для группы названных юридических лиц не составит.

Поскольку в причинении ответчику убытка в размере 868712,46 руб моей вины нет, считаю также, что заявленная ответчиком (истцом по встречному иску) пеня в размере 1 170 249,59 руб. несоразмерна последствиям нарушения мной обязательства и по этому основанию может быть снижена судом (ходатайство прилагается).

В силу пункта 4 статьи 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Согласно ст. 10 ГК РФ действия в обход закона с противоправной целью, намерением причить вред другому лицу признаются злоупотреблением правом и не допускаются (п.1). В случае несоблюдения этого требования с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления суд отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом (п.2.)

На основании изложенного,

прошу суд:

 

1. Поведение ООО «Строитель» при установлении, осуществлении и защите гражданских прав по договору уступки прав и перевода долга признать злоупотреблением правом и недобросовестным.

2. Встречный иск ответчика о взыскании с меня пени в размере 1 170 249,59 руб. и штрафа в размере 691 340,00 руб. оставить без удовлетворения.

 

Приложение:

1. Копия договора о долевом строительстве.

2. Ходатайство о снижении размера пени.

 

09 ноября 2015 г.

 

Иванов Иван Иванович